Пятница
21
Июня
×

ОТВАЖНЫЙ КРАСНОФЛОТЕЦ

№118, 24 июля 1941

Боец Соловский получил приказание срочно достают, донесение командиру подразде­ления. Бойцу предстоял трудный и опасный путь в прифронтовой полосе. Местность, по которой он должен был пройти несколь­ко километров, изобиловала только гранитными скалами и мелким кустарником. Запоми­нающихся ориентиров почти не было.

Боец Соловский отчетливо понимал, что ему доверено большое и ответственное дело, за которое, если понадобится, он отдаст свою жизнь. Но в том-то и дело, что жизнь от­давать нельзя. Надо сохранить себя и во что бы то ни стало в срок доставить важное доне­сение по назначению.

Все сильнее ухали орудий­ные залпы, чаще и пронзитель­ней свистели пули. Боец снова полез в гору. У самой верши­ны ему пришлось передвигать­ся ползком. Затем Соловский осторожно приподнялся для того, чтобы оглядеть мест­ность. Не успел он выпрямить­ся, как увидел, что прямо перед ним, метрах в десяти, в зеле­ном комбинезоне и темной каске стоял немецкий парашютист.

Фашист от неожиданности вздрогнул и направил на бой­ца свой автомат. Из-за камней торчали шлемы еще пяти голо­ворезов. Соловский видел жи­вых фашистов впервые. Нес­мотря на то, что их было 6 человек, на лице Соловского не дрогнул ни один мускул. Он спокойно смотрел на врагов, так же спокойно поставил вин­товку к ноге, продолжая зорко следить за каждым движением налетчиков.

Психологический расчет был точен. Немцы опустили оружие, решив, что красный боец на­пугался и сдается в плен. Тот, которого Соловский увидел, первым, перекинул автомат в левую руку, а правой пригла­сил бойца подойти ближе. Воспользовавшись этим, Солов­ский выстрелил и убил фашис­та. Затем отбежал на несколько десятков метров. Сзади одна за другой рвались немецкие гранаты. Озлобленные фашисты открыли ураганный огонь из автоматов. Соловский бросился наземь и укрылся за большой камень. Он открыл ответный огонь, прижимая фашистскую пятерку к земле.

Бежать было некуда. Смер­тельная огневая завеса прег­раждала все выходы. Смерть не пугала Соловского. Только одна мысль сверлила мозг: как дос­тавить срочное донесение? Долго думать было некогда. Боец ре­шил применить хитрость. Сделав еще несколько выстрелов, он притворился убитым. Вообра­зив, что советский войн погиб, немцы оставили автоматы на земле и поднялись из-за прик­рытия. Тем временем Солов­ский увидел новый оборони­тельный рубеж, и что есть духу бросился к нему. Фашистская пуля пробила палец правой руки. Рану перевязывать было некогда. Боец переложил до­несение в левый карман шине­ли, решил уничтожить его, если он потеряет способность дви­гаться или будет, окружен вра­гами.

При следующей перебежке пуля пробила правую руку ни­же локтя, Соловский с ужа­сом заметил, что пальцы руки отказываются действовать. Пре­одолевая боль, он сделал левой рукой еще несколько выстре­лов, а затем ползком, оставляя за собой кровавый след, нако­нец, добрался до надежного укрытия.

Теперь ему фашистские пули были не страшны. Где-то вбли­зи застрекотал наш пулемет. Встретив красноармейцев, Солов­ский указал им место, где запрятались фашисты, а левой рукой отдал донесение коман­диру подразделения, тому само­му, к которому он и проби­вался.

Токарь Сергей Соловский призван на военную службу всего несколько дней назад. Он в первой же стычке с фашист­скими гадами показал себя нас­тоящим героем.

П. Алексеев

Действующий флот.