Четверг
20
Июня
×

Внеочередная пресс-конференция иностранных корреспондентов

№119, 26 июля 1941

На состоявшейся 22 июля пресс-конференции иностранных корреспондентов, Заместитель Начальника Советского Информбюро тов. Лозовский С. А. заявил следующее:

Внеочередная конференция созвана для того, чтобы ознакомить Вас с некоторыми очень важными документами, захваченными 15 июля 1941 г при разгроме 2-го батальона 52 минометного германского химического полка. Среди захваченных документов особенный интерес представляет пакет с надписью: «Мобилизационное дело. Ни в коем случав не отдавать в руки врага. Открыть только после получения сигнала «индантрен» из штаба главного командования».

На пакете имеются две сургучные печати: «Главное командование армии. Отдел войск по созданию дымовых завес и газовой защиты», (оберкомандо дес Хереес Абтейлунг Небелтруппе унд Газабвехре). Внутри пакета имеется напечатанная в типографии в Берлине подробная секретная инструкция — «Стрельба химическими снарядами и минами», издания 1940 г., затем секретные дополнения к этой инструкции, разосланные войскам 11 июня 1941 г.

При анализе этих документов, прежде всего, обращают на себя внимание два момента:

а) Эта инструкция разослана 11 июня 1941 г., т. е. за 11 дней до нападения на Советский Союз;

б) попавший к нам в руки экземпляр имеет порядковый номер 4322. Эго означает чрезвычайно широкое распространение инструкции вплоть до каждого батальона всех родов войск.

В вводной части этой инструкции сказано, что целью применения газов является:

  1. Вывести противника из строя, сломить боеспособность и уменьшить боевую силу;
  2. Стрельбой химическими снарядами предотвратить занятие (противником) определенных местностей.

Что название отдела противогазовой защиты является только лишь маскировкой видно из того, что в общей части инструкции сказано: «Внезапное применение газового оружия будет действеннее до применения средств противовоздушной обороны».

Инструкция подчеркивает, что инициатива в применении отравляющих веществ должна быть в руках немецких войск, причем само применение должно быть массовым и для успеха оно должно быть внезапным.

Вот как это изложено в общей части этой инструкции:

«10) Химические боевые вещества обещают успех только при их массовом применении. Применение недостаточного количества химических боеприпасов бесцельно и является бесполезной тратой ценных боеприпасов.

11) Существенное значение для успеха стрельбы химическими снарядами имеет внезапность. К этому следует всегда стремиться, в особенности, когда противник обладает хорошей противогазовой дисциплиной и хорошими противогазовыми средствами.

Целью внезапности служит также каждое изменение в видах примененных боевых химических веществ и в способах применения этих средств. Значение внезапности при стрельбе химическими снарядами против живой силы настолько велико, что в исключительных случаях можно добиться успеха и при менее благоприятной погоде и местности, если только удастся внезапность».

Из этой инструкции, разработанной чрезвычайно детально еще в 1940 г., а также из двух дополнительных инструкций от 11 июня 1941 года и разосланных всем соединениям вплоть до батальонов всех родов войск видно, что германское верховное командование решило вести против СССР химическую войну, причем войска готовились и готовятся к внезапной и массированной химической атаке и заражению площадей и объектов стойкими отравляющими веществами на длительное время.

Тов. Лозовский перечисляет различные виды химических мин и снарядов, упоминаемые в инструкциях и подчеркивает, что кроме этих мин немцы предполагают использовать новые виды снарядов и гранат, представляющих комбинацию различных отравляющих веществ в одной оболочке.

Все эти документы свидетельствуют о том, что мы имеем дело с заранее обдуманным преступным намерением германского правительства и германского командования в нарушение всех международных соглашений применять различного рода отравляющие вещества для своих агрессивных целей. Германское правительство и германское командование, не задумываясь, подготовляют нарушение международной конференции от 17 июня 1925 года «О запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или других подобных им газов и бактериологических средств», к которой Германия присоединилась в 1929 году.

Но в свое оправдание германское правительство может сказать, что это не первая и не последняя конвенция, которую оно нарушило, и не первый, и не последний договор, который оно превратило в клочок бумага,

Немцы любят много говорить о рыцарстве и благородстве — картежные шулеры имеют также склонность к такого рода декламации — немцы утверждают, что они несут в мир новую культуру и новую цивилизацию, что они являются культуртрегерами и проч. Это не культуртрегеры, а бомбентрегеры, которые готовы поджечь, разрушить весь мир, отравить миллионы людей, разорвать на куски сотни тысяч женщин и детей для своего личного обогащения.

Господа фашисты думают, что можно покорить и перестроить в своих интересах мир путем кровавого насилия, бомб и отравляющих веществ. Ни бомбы, ни газы, — ничто в мире не может задушить волю народов СССР к свободе, к своей культуре и государственной независимости. Мы имеем стальные нервы. Мы можем и будем продолжать борьбу годы, если это нужно, пока фашизм не сгорит в зажженных им пожарах и не захлебнется в своей собственной крови.