Вторник
25
Июня
×

Неслыханные издевательства румынских властей над членами быв. советской миссии в Румынии

№122, 31 июля 1941

29 июля сотрудник ТАСС только что возвра­тившимся в СССР быв. посланни­ком СССР в Румынии А. И. Лаврентьевым.

На вопрос сотрудника ТАСС, в каких условиях происходил отъезд советской миссии из Ру­мынии, тов. Лаврентьев расска­зал следующее:

— Требование об отъезде советской миссии было предъявлено мне в 8 часов утра 22 июня, при чем румынское ми­нистерство иностранных дел, действовавшее по прямому по­ручению Антонеску, привело совершенно смехотворные мо­тивы в обоснование своего тре­бования. Так, например, было заявлено, будто миссия СССР «не выполняла все требования по соблюдению светомаскировки».

Я, — рассказывает тов. Лав­рентьев, — отклонив эти не­лепые обвинения, заметил, что они, очевидно, и являются при­чиной, по которой Румыния порывает дипломатические от­ношения с Советским Союзом. Лишь в ответ на это директор протокольного отдела румын­ского министерства иностран­ных дел Лекка заявил, «что он забыл сказать, что военные действия между Германией и Советским Союзом уже нача­лись и что Румыния, как со­юзница Германии, выступила на стороне последней».

По распоряжению Антонеску от советской миссии потребо­вали, чтобы она покинула зда­ние миссии в течение часа и в тот же день, т. е. 22 июня, выехала из Румынии. Мои за­явления о том, что установле­ние подобного рода срока яв­ляется прямым нарушением существующих международных норм, что в числе уезжающих советских граждан много женщин с детьми, которые должны иметь время для подготовки к поездке в дальний путь, оста­лись без всякого ответа.

Спустя 30 минут после мое­го возвращения из министерст­ва иностранных дел городские телефоны миссии были выключены, и она была, таким обра­зом, отрезана от внешнего ми­ра. Затем в миссию ворвались агенты румынской охранки — сигуранцы. С явно провока­ционной целью румынское ми­нистерство иностранных дел заявило, что если члены мис­сии немедленно не покинут здание, то румынские власти «снимают с себя всякую от­ветственность за безопасность членов советской миссии» и «предупреждают» о возможнос­ти всяких инцидентов.

Самые ужасные издеватель­ства со стороны румынских властей начались тогда, когда весь персонал советской миссии, включая женщин и детей, был изолирован в поезде и оказал­ся буквально в тюремных условиях. Среди 26 детей чле­нов советской миссия и среди самих членов миссии были больные. Кроме того, среди 30 женщин была одна беременная женщина, которая должна была разрешиться  со дня на день. Однако румынские власти, несмотря на мои настоя­тельные требования, отказали в присылке медицинской по­мощи.

Неоднократные мои требо­вания о том, чтобы нас посетил представитель какой-либо нейтральной миссии, в част­ности американской или швед­ской, остались без всякого вни­мания. Позднее выяснился со­вершенно возмутительный факт: оказывается, мое письмо на имя шведского посланника г. Ройтерсворд от 30 июня было вручено ему румынскими вла­стями только 4 июля.

В результате совершенно не­выносимой обстановки весь мужской персонал миссии 2 июля объявил голодовку, кото­рая продолжалась до вечера 4 июля. Только под давлением нашего энергичного протеста к нам приехал детский врач.

Таким образом, мы провели в ужасных условиях целых 16 дней. Лишь вечером 7 июля нас переправили на болгарскую территорию.

7 июля мы прибыли на тер­риторию Болгарии, 14 июля приехали в Истанбул, откуда возвратились на родину.

Беспримерные издевательства, которым подвергся состав со­ветской миссии в Румынии, — говорит тов, Лаврентьев, — представляют собой вопиющее нарушение самых элементарных норм международного права со стороны правительства Антонеску, этого вассала гитлеровской Германии.

[ТАСС]