Пятница
14
Июня
×

Фашизм разорил германских крестьян

№123, 2 августа 1941

В фашистской Германии 4 ½  млн. крестьянских хозяйств владеют только 10 проц. всей обрабатываемой земли, а 17 тысяч помещиков владеют 32 ½ проц. земли.

Когда Гитлер и его банда добивались власти, они обещали крестьянам уничтожить мало­земелье, уменьшить налоги, освободить крестьян от долговой кабалы и т. п.

Все это, конечно, оказалось гнусным обманом. Захватив власть, гитлеровская разбой­ничья шайка начала душить германское крестьянство. Вместо уничтожения малоземелья был издан закон о «наследственном землевладении». По этому за­кону земля крестьянина после его смерти переходит в наслед­ство только к старшему сыну.

Все остальные члены семьи лишаются земли и должны стать батраками. Таким путем фашистская клика стремится укрепить кулачество в деревне. Но гитлеровцы не ограничились лишь таким насаждением ку­лачества, они одновременно усилили налоговое обложение крестьян, опутали их сетью пауков-ростовщиков, беспощад­но применяют принудительную продажу земельных участков за долги, за неуплату налогов и сборов и т. д.

Во всех отраслях сельского хозяйства фашисты создали торговые монополии (объединения крупных сельскохозяйст­венных воротил), которые вы­тесняют с рынка мелкое и среднее крестьянство.

Фашистский министр земле­делия Дарре разработал план уничтожения мелкого крестьян­ства. По этому плану крестьян­ская земля и скот должны пе­рейти к помещикам. Создаются крупные капиталистические землевладения. Крестьяне же становятся батраками и всецело находятся во власти помещиков и кулаков.

Еще хуже положение батра­ков. Их заработная плата сни­жена до уровня оплаты труда «сельских помощников», то есть подростков, насильственно отправляемых из городов на работы в помещичьи и кулац­кие хозяйства.

Близ Берлина находится имение некоего фон Ведемейра. Батраки этого помещика ютят­ся в пещерах. При посещении одной из пещер в ней было обнаружено пятеро детей, ва­лявшихся на соломе. Тут же, в ужасающей грязи, лежала их мать только что родившая шес­того ребенка…

Замученные фашистами, не­мецкие крестьяне полны отчая­ния.

«У нас слишком мало земли, чтобы жить доходами с нее. Зато слишком много земли у помещиков. Из нас выжимают все соки»,— пишет крестьянин из деревин Франкенгейм.

Крестьяне деревня Кендерот заявляют: «Мы не живем и не умираем, а разоряемся».

Многие крестьяне, не видя для себя выхода из тяжелого по­ложения ,кончают жизнь само­убийством. В деревнях фашист­ской Германия самоубийства приняли массовый характер.

В. Шарапов.