Понедельник
22
Апреля
×

От советского информбюро (вечернее сообщение 1 августа)

№124, 3 августа 1941

В течение августа наши войска вели бои на Порховском, Невельском, Смоленском и Житомирском направлениях.  Существенных изменений в положении войск на фронте не произошло. Наша авиация во  взаимодействии  наземными войсками продолжала наносить удары по мотомехчастям и пехоте противника и по его авиации на аэродромах. В Балтийском море нашей авиацией потоплены  сторожевой корабль и танкер противника в 5 тысяч тонн  водоизмещения. Четырем кораблям противника нанесены серьезные повреждения. В воздушных боях 31 июля сбито 15 немецких самолетов. Наши потери 7 самолетов.

***

Соединение, которым командует тов. Ткаченко, наголову разбило фашистский полк. На поле боя осталось до 500 убитых немецких солдат и офицеров. Захвачены пленные, шесть танков, две бронемашины, девять пушек, восемь пулеметов, восемь транспортных машин со снарядами, 18 автомобилей, 50 велосипедов и другие трофеи.

***

На орудийный  расчет тов. Смирнова напали пять  немецких танков. Наводчик т, Киселев расстрелял в упор два танка. Три остальные вражеские машины повернули обратно.

***

Танковый батальон капитана Евдокимова уничтожил около  села Я. группу фашистских танков, закопанных в землю и используемых германским командованием в качестве неподвижных огневых точек. После боя советские танкисты обнаружили, что крышки люков некоторых немецких танков были снаружи наглухо заперты. Когда эти танки были вскрыты, в  них оказались совершенно  обессиленные немецкие солдаты. Как  выяснилось из показаний пленного немецкого солдата А. Шлотгауэра рота, к которой он принадлежал, попала в окружение советских тяжелых танков. В завязавшемся бою 15 немецких танков были подбиты, остальные 8 успели скрыться в ближайшем лесу. На другой день уцелевшие фашистские машины возвратились на место боя, но ни одна из них не могла тронуться дальше из-за отсутствия горючего. Тогда, рассказывает пленный, солдатам было приказано закопать танки в землю. После этого люки танков были снаружи наглухо заперты офицерами с тем, чтобы немецкие танкисты не могли бежать из танков.

***

Против фашистских воздушных бандитов мужественно борется население не только наших городов, но и сел. Один гитлеровский бомбардировщик пытался прорваться к Москве. Заградительный огонь зенитчиков преградил ему путь к нашей столице. Тогда фашистский летчик сбросил бомбы  на деревню Михалково, Кунцевского района. Одна зажигательная бомба упала ка чердак дома Татьяны Новиковой. Ни на секунду не растерявшись, колхозница быстро вышвырнула бомбу на землю. Колхозники Илья Герасимов и Алексей Алексахин также обезвредили бомбы, упавшие на их дома. Всего на деревню Михалково было сброшено 20  зажигательных бомб, но ни одна из них не вызвала пожара.

***

В захваченной нашими  частями немецкой полевой почте обнаружена пачка писем германских военнослужащих, задержанных фашистской  цензурой при восьмой пехотной дивизии германской армии. Эти письма отражают  настроения многих немецких солдат. Ефрейтор Конрад Думлер пишет своему старшему брату: «… Четыре года я в армии, два года на войне, но мне начинает казаться, что настоящая  война началась только сейчас. Все, что было до сих пор—     это  учебные маневры, не больше. Русские — отчаянные смельчаки Они дерутся, как дьяволы. В роте уже почти не осталось никого из старых товарищей. Кругом новички, но и они не задерживаются. Каждый день  составляются длинные списки убитых и раненых. Командование убаюкивает нас, как маленьких детей, уверяя, что мы близки к победе. Эта самонадеянность  опротивела, ибо собственными глазами солдаты видят,  что делается…» На письме К. Думлера цензор написал: «Странно. Думлер участвовал во многих кампаниях, всегда был на хорошем счету. По рекомендации командира  роты исполнительный и храбрый солдат. Все же установить особый надзор, завести карточку».

Пессимизмом проникнуто письмо солдата Карла Крафта к своим престарелым родителям. Крафт признается отцу:»…Раньше я старался ни о чем не думать и слепо исполнял все приказы. Я превратился в автомат, с которым можно сделать все, что угодно. Но больше нет сил продолжать все эти опустошения. Месяц на восточном фронте для меня не прошел даром. Я убедился, что война против Р. плохо для нас кончится. Мы наполовину ее уже проиграли». На правом углу письма имеется краткая резолюция цензора: «Передать в суд. Улик вполне достаточно».

В немецком   концентрационном лагере в Освенциме (Польша), где томятся тысячи польских патриотов, произошли серьезные волнения. Не выдержав систематических избиений и голода, группа заключенных, отправленных на дорожные работы, забросала конвой камнями и разбежалась. Озверевшие фашисты учинили кровавую расправу над остальными заключенными: все поляки были избиты палками. Десять заключенных не перенесли палочных ударов и умерли. В одном из концлагерей, расположенном в районе Плонска, только за последние две недели умерли от цинги и пыток 240  заключенных.

***

В полевой госпиталь энской части Красной Армии, действующей на Юго-Западном направлении, доставлена тринадцатилетняя дочь колхозника Зина Г. Девочка была зверски изнасилована немецким офицером. Как показало медицинское освидетельствование,  фашистский насильник заразил девочку сифилисом.

***

С первых дней войны тысячи молодых патриоток ушли на фронт медицинскими сестрами. Мужественно и самоотверженно ведут себя молодые героини на передовых позициях. Банкаброшница Ленинградского комбината имени Анисимова тов. М. Куликова был ранена на поле боя осколком снаряда. В это время она оказывала  помощь раненому танкисту. Несмотря на ранение, она доползла до леса и позвала двух бойцов, которые помогли ей вынести с поля боя раненого командира. Когда жизнь командира была вне опасности, тов. Куликова попросила оказать ей врачебную помощь. В районе станции В. энский полк пошел в наступление.  Дружинницы К. Кудрявцева и Е. Тихомирова шли вместе с бойцами. Отважные девушки под огнем противника оказывали помощь раненым. Когда они ползком перетаскивали к  укрытию серьезно раненого бойца, осколком снаряда ранило руку тов. Кудрявцевой. Быстро перевязав рану, дружинница снова пошла вперед. Дружинницы А. Серова и К. Тимофеева пробрались ночью через линию фронта и вынесли из тыла врага двух тяжело раненых бойцов, надежно укрытых девушками перед отходом красноармейской части  на новые позиции.

В городах и рабочих поселках Сталинской области готовится 1.400  красных сестер, создано 2.500 санитарных дружин, в которых занимаются десятки тысяч девушек дружинниц.