Воскресенье
21
Июля
×

ОТ СОВЕТСКОГО ИНФОРМБЮРО

№133, 19 августа 1941

(Вечернее сообщение 16 августа)

В течение 16 августа наши войска продолжали вести бои с противником на всем фронте.

Наша авиация во взаимодей­ствии с наземными войсками продолжала наносить удары по войскам противника и атако­вывала его авиацию на аэрод­ромах.

Но уточненным данным, за 14 августа уничтожено не 21 немецкий самолет, как сообща­лось, а 26 самолетов.

За 15 августа уничтожено 29 немецких самолетов. Наши потери—24 самолета.

***

Двадцать дней красноармей­ская часть под командованием тов. Болдина действовала в глу­боком тылу противника, не раз принимая бой с превосхо­дящим по численности врагом. Путь части был усеян трупа­ми фашистов, исковерканными немецкими орудиями, танками и железнодорожными составами. Когда бойцы израсходовали свои боеприпасы, они били врага его же оружием, отнятым в боях.

На двадцатый день отряд тов. Болдина соединился с ос­новными частями Красной ар­мии. Соединению предшество­вал крупный бой против не­мецких войск, проведенный частью тов. Болдина во взаи­модействии с Н-ской стрелко­вой дивизией Красной армии. Бой начался воздушной атакой наших бомбардировщиков. В 6 часов утра советские самолеты сбросили на голову врага первые бомбы. С наблюдатель­ного пункта тов. Болдин хо­рошо видел, как уничтожают­ся немецкие танки и выходят из строя орудия противника. Одна удачно брошенная бомба взорвала автомашины с боепри­пасами. Цистерны с горючим моментально воспламенились. Весь район расположения про­тивника заволокло дымом. Тан­ки Н-ской стрелковой дивизии развернулись и пошли в атаку. В этот момент отряд Болдина ударил в тыл врагу. Фашист­ские части оказались в кле­щах. В их рядах началась па­ника. Штыковая красноармей­ская атака завершила разгром немцев. Опушка леса, овраг и проселочные дороги были усея­ны трупами немецких солдат и офицеров, остатками вражеских танков, мотоциклов, обломками моторизованной артиллерии и брошенными в беспорядке пу­леметами и винтовками.

***

В районе О на Юго-Запад­ном направлении в течение 16 часов продолжался упорный бой между советскими и мецкими войсками. В разгар боя над советскими батареями тяжелой артиллерии появилась группа фашистских бомбарди­ровщиков. Встреченные эскад­рильей советских истребителей капитана Ларионова фашистские летчики повернули обратно, не успев сбросить ни одной бом­бы. Советские истребители на­чали преследовать немцев. Стре­мительно атаковав противника наши истребители подбили 5 фашистских бомбардировщиков. 3 из них со всем грузом бомб свалились в расположение не­мецкой танковой части, два других, потеряв управление, пошли на вынужденную по­садку и сбросили бомбовый груз также на свои войска.

***

Каждый день на территорию Со­ветской Украины приходят сот­ни людей из захваченных немцами районов и подробно рас­сказывают, что творится в немецком тылу. Германское коман­дование жесточайше распраляется с солдатами, уличен­ными в чтении советских листовок. У нескольких солдат не­мецкого батальона, расположен­ного между деревнями Козинцы и Филипповичи на Белоцерков­ском направлении, офицеры об­наружили советские листовки. Два солдата были за это расст­реляны на глазах всего баталь­она.

Немецкие части испытывают огромные продовольственные затруднения. Колхозники, про­бравшиеся из захваченных рай­онов, рассказывают, что многие немецкие солдаты признавались им, что получают в день толь­ко 100 или 200 грамм хлеба. В селах Боборовица, Ясногородка, Мотыжин, Копылова на Белоцерковском направлении немцы забрали у местного на­селения все продукты дочиста. В ряде сел голодные орды немецких вояк начисто ограбили крестьянские огороды, вырыв все овощи, которые только можно употребить в пищу.

Повсеместно население ока­зывает серьезное сопротивление немецким грабителям. Крестья­не закапывают в землю продук­ты, забивают скот,чтобы ниче­го не досталось врагу. Во мно­гих селах дело доходит до вооруженных столкновений.

В селе Козинцы крестьяне в течение одной ночи убили 9 немцев. Заподозрив, что обстрел немецкой части производился из хаты местного жителя — старика Артема, немцы расстре­ляли старика и его сына и подожгли соседний дом гражда­нина Цебрика. В лесу около села Шевенковское крестьяне окружили отряд из 12 мотоцик­листов и полностью его истре­били. В селе Гута местные жители подожгли несколько сараев, в  которых немецкая кава­лерийская часть хранила фураж, награбленный в окрестных се­лах, 10 фашистских кавалерис­тов, пытавшихся преследовать крестьян, поджегших сарай, были заманены в лес и убиты.

В некоторых районах Жито­мирской области немцы устрои­ли кровавые еврейские погромы. В Емильчино фашисты закопа­ли живыми в землю 32 еврея.

Несмотря на кровавый террор, в любом селе, захваченном немцами, партизаны нахо­дят себе помощь и приют. Ря­ды украинских партизан все время пополняются.

***

Подразделение лейтенанта Таранчука, действующее на западном направлении, захватило в районе С. немецкую полевую почту № 301. В делах почты обнаружена большая пачка писем, не доставленных солдатам со штампом фронтовой цензуры «Адресату не вручать. Подлежит уничтожению». Ниже приводятся неко­торые выдержки из задержан­ных писем, отправленных солдатам их родственниками из Гер­мании. Солдату 22 пехотного полка Фрицу Кебель пишет сестра Лоттель из Варнемюнде: «Мама совсем плохо себя чув­ствует. Доктор говорит, что ее надо хорошо кормить. Но это сейчас невозможно. Еще до прошлого года она ждала тебя, но теперь совсем потеряла на­дежду. О себе я не пишу. Я стараюсь не думать о своей жизни — иногда прямо страшно делается и не верится — неуже­ли это я стала такой. Ты бы ужаснулся, увидев меня».

Солдату Леопольду Шауфлеру пишет жена Марта из Аахе­на: «Где же твой долгождан­ный отпуск, о котором ты твердишь в своих письмах уже третий год? Что ты застанешь, когда вернешься сюда! Нашего дома уже нет. После той самой ужасной бомбардировки; о ко­торой я писала тебя, мы по­селились у Августы. Не знаю, дождусь ли я тебя. До твоего приезда я наверное найду себе вечный приют рядом с двумя могилками наших бедных де­тей».

Ефрейтору Герману Мецкеру пишет брат Пауль из Штригау: «На-днях я посетил твоих. Луиза только что пришла домой с фабрики. Она еще нашла в себе силы, чтобы поговорить со мной. Она говорит, что после такой изнурительной ра­боты на фабрике у нее нехватает сил даже на письмо. Ее вид произвел на меня удручаю­щее впечатление, хотя я каж­дый день вижу таких же нес­частных людей».

***

Смелость и находчивость проявляют летчики гражданско­го воздушного флота, занятые на перевозке в тыл раненых и доставке на фронт литературы, медикаментов, консервированной крови для переливания. На санитарную машину, которую вел пилот тов. Круглов, напали 3 «Мессершмитта». Самолет был поврежден, а сам тов. Круглов ранен в ногу. Не взирая на страшную боль, пилот благо­получно приземлился. Под пулеметным огнем вражеских ис­требителей он извлек из каби­ны раненых и оттащил их в безопасное место.

Самоотверженно работает пилот 2-го класса тов. Зинчен­ко. Эвакуируя раненых из рай­она М., тов. Зинченко делал по 20—25 вылетов в день, находясь в воздухе по 14—16 часов. Пилот тов. Тараненко, доставив медикаменты для по­левых госпиталей Н-ской диви­зии, вылетел в обратный путь с несколькими ранеными на борту. По дороге его атаковали вражеские истребители и на­несли самолету повреждения. Искусно маневрируя, тов. Та­раненко посадил самолет у ближайшего села, отремонти­ровал его и снова поднялся в воздух. Раненые были достав­лены в госпиталь.