Четверг
20
Июня
×

ОТ СОВЕТСКОГО ИНФОРМБЮРО

№133, 19 августа 1941

(Вечернее сообщение 17 августа)

В течение 17 августа наши войска продолжали вести ожес­точенные бои с противником на всем фронте. После упор­ных боев наши войска остави­ли города Николаев и Кривой Рог. Николаевские верфи взор­ваны.

По неполным данным, за 16 августа в воздушных боях сбито 19 самолетов противника, наши потери 12 самолетов.

В Черном море наши подвод­ные лодки потопили 2 крупных румынских транспорта.

***

На позицию, обороняемую пехотным подразделением стар­шего лейтенанта Запевалова, начали наступление 18 танков противника. Командир подраз­деления умело расставил бой­цов, тщательно замаскировал их в щелях, кустарниках, при­дорожных канавах и на деревь­ях. Когда немецкие танки по­дошли на 20—25 метров, тов. Запевалов бросил под гусеницу немецкого командирского танка связку ручных гранат. Первый взрыв послужил сигналом для остальных бойцов. Во вражес­кие танки полетели гранаты и бутылки с горючим. Отважные пехотинцы, смело, встретившие танковую атаку, вывели из строя 10 немецких танков. Ос­тальные 8 машин повернули обратно. В бою против фашист­ских танков особенно отличи­лись сержант Холмогоров, ко­торый ручными гранатами вы­вел из строя два танка, и крас­ноармейцы Гузаков и Ларцын, поджегшие бутылками с горю­чим три танка.

***

Встречая упорное сопротив­ление частей Красной Армии, германские фашисты бросают в бой все новые и новые части, которые находят могилу на по­лях сражения. Всего несколько дней назад на Юго-Западном направлении полностью разгром­лены 452 и 485 полки 262 германской пехотной дивизии. На поле боя немцы оставили огромное количество автомоби­лей, мотоциклов и велосипедов. Остальные полки дивизии по­теряли до 80 процентов своего людского состава и вооружения. В боях под Гусаково дивизия была окончательно разгромлена и сейчас не составляет боевой единицы. 262 дивизия участво­вала в войне против Франции и считалась фашистами одной из лучших дивизий германской армии.

Тяжелые потери в последние дни понесла 94 пехотная диви­зия. В боях на участке Студенец—Ковали дивизия потеряла около 70 процентов людского состава. Пятьсот солдат и офи­церов сдались в плен. Наши войска захватили большое ко­личество трофеев.

За каждый метр захваченной советской земли германские фашисты расплачиваются гора­ми трупов. При попытке ата­ковать село Жуляны 279 не­мецкий пехотный полк оставил на поле боя только убитыми свыше 600 человек. 99 лег­кая дивизия, в которой име­лось большое количество вело­сипедистов и кавалерии, потеряла на рубеже Кутузовка поч­ти половину своих солдат и офицеров. 218 полк этой диви­зии разгромлен.

***

Партизанский отряд под командованием тов. Д. совер­шил смелый налет на штаб белофинской части. Бойцы от­ряда убили 11 офицеров, за­хватили легковую и две гру­зовых автомашины, станковый пулемет и несколько лошадей.

Партизанский отряд под командованием тов. К. ночью атаковал расположившийся на привале взвод белофиннов. В за­вязавшемся бою белофинны по­теряли убитыми и ранеными 32 солдата. Партизаны захватили 15 пулеметов. Бойцы от­ряда обнаружили п подожгли замаскированный склад горю­чего. Утром 13 августа парти­заны заметили, что над выго­ревшим колхозным полем у се­ла М. кружится немецкий четырехмоторный самолет, выби­рая площадку для посадки. Поле немедленно было окру­жено. Через 5—7 минут фа­шистский бомбардировщик при­землился. Из кабин вылезли четыре летчика. Осмотрев поле, немцы вынесли из самолета двух убитых летчиков и на­спех завалили их землей. В это время снайперы партизаны подползли на близкое расстоя­ние к самолету и подстрелили одного за другим трех фашис­тов. Последний немец начал ма­хать платком и кричать, что сдается. Захваченный партизанами самолет оказался бомбар­дировщиком «ФВ-200». Как выяснилось, самолет сел вы­нужденно, так как масляный бак был пробит пулями в трех местах.

***

Захваченный в плен штаб­ной офицер 19 немецкой тан­ковой дивизии Галлингер пы­тался при обыске уничтожить, находившееся у него письмо. Письмо было отобрано и достав­лено в штаб нашей энской дивизии. Автор письма Либхардт, офицер 0дного из полков 19 дивизии, пишет: «. . . это — письмо, а не рапорт и поэтому я позволю себе некоторую от­кровенность. То, что творится сейчас у нас в полку, не поддается описанию. В полку не осталось ни одного танка. Ка­кой же это танковый полк!.. Штаб дивизии сообщил нам, что новые танки мы получим не скоро. Приказано воевать тем, что у нас есть. Я могу сказать: от нас требуют невоз­можного. Без танков наши лю­ди не солдаты, а какие-то пуг­ливые кролики. Они привыкли сидеть за броней. Тут они се­бя чувствуют уверенно. Ли­шенные танка, они теряют почву, беспомощно озираются вокруг, жмутся и ищут, где бы укрыться. Пехотинцы, как тебе известно, также боеспособ­ны только до тех пор, пока они видят поблизости наши машины . Едва только танки уходят, у пехотинцев улету­чивается воинственный пыл».

Пленные немецкие танкисты рассказали, что не только в 19 дивизии, но и в ряде других частей, действующих на Смо­ленском направлении, большое количество танков выведено из строя.